Rap портал
Главная
Рэп форум
Ссылки
Обратная связь
Соглашение
Новости
> Вечеринки
> Релизы
> Новости
Альбомы в mp3
> Русские исполнители
> Русские сборники
> Зарубежные исполнители
> Украинские исполнители
> Все Рэп Исполнители <
Информация
> Статьи
> Биографии
> Тексты песен
-- Переводы
> Интересное
> Интервью
Архив
>Граффити
> Видео NEW
> Рецензии
Бинокли
Голосуй!!!
Сайт начал активно наполняться альбомами. Проголосуйте в опросе - альбомы каких исполнителей вы бы хотели видеть на сайте. Голосование ЗДЕСЬ.
Подписывайся!!!
Хотите получать уведомления о НОВЫХ АЛЬБОМАХ, акциях портала, важных новостях?
E-mail:

Kelis



Биография Kelis:

Мало кто из современных артистов поп и r'n'b сцены действительно живет так глубоко в своих песнях, как милашка Кelis, ворвавшаяся в музыку с диким воплем: “Как же я вас всех сейчас ненавижу!”

“Нельзя петь песню, находясь вне ее, необходимо быть этой песней, это должно быть самое искреннее признание и покаяние.” - Джеймс Болдуин

Мало кто из современных артистов поп и р`н`б сцены действительно живет так глубоко в своих песнях, как милашка Кelis, ворвавшаяся в музыку с диким воплем: “Как же я вас всех сейчас ненавижу!” Достаточно серьезное заявление как для первого сингла, но мощь этой барышни оказалась столь велика, что никто особо и не  обиделся. Более того, ее песни полюбились не только любителям всего черненького и сиськастого, но и привыкшим думать об услышанном.

На сегодня у Кelis три тезиса:

Она обрела свое счастье в лице Nas'a.

Она вольна и способна смешивать хип-хоп, дэнс и все, что ей захочется.

Она – нежна, скромна и сексуальна.

Вечеринка, организованная P.Diddy по поводу 2002 MTV Video Music Awards, удалась на славу. Всем было весело и хорошо. Особенно повезло одной милой девушке – она нос к носу столкнулась с человеком, который являлся объектом ее тайной страсти вот уже не один месяц. Девушку ту звали Кelis, а юношу – Nas. Не очень, наверное, ей было приятно смотреть на свою зазнобу, словно елочными игрушками увешенную поклонницами (минимум одежды, еще меньше приличий). Однако Кelis оказалась стойким бойцом. На замечательно откровенную реплику Nas'a: “Слушай, я ждал тебя столько лет, чтобы ты стала моей женой!” - она заявила: “Вот и чудненько, именно твоей женой я и собираюсь стать”. Дала ему свой номер телефона и растворилась.

“А через два дня у нас было первое свидание, шел дождь, и мы гуляли в Центральном Парке, словно одурманенные друг другом. Это было так прекрасно”, - не всегда голос Кelis звучит так миролюбиво.

Уроженка Гарлема, Кelis влетела в музыкальную индустрию пинаясь и крича – в буквальном смысле. Ее дебютный сингл “Caught Out There” стал гимном легиона молодых девчонок, которые были уверены, что им не нужен герой, гимном тех пылких независимых бунтарш, что не допускали ни малейшего вмешательства в свою жизнь – ни со стороны родителей, ни со стороны мужчин. I. HATE. YOU. SO. MUCH. RIGHT. NOW.

Буйная молодость – и лысая башка, и эксперименты с музыкой, мелодии которой извлекались из рвущихся одежд – прошла в Нью-Йорке. В 17 лет Кelis очутилась в цепких щупальцах The Neptunes. По сути, она стала их первой реальной протеже – успех “Caught Out There” заставил на время поверить, что не только Кelis станет звездой, но и весь r'n'b мир поднимется и станет ярче, лучше и не таким пресным.

К сожалению, со всеми не сложилось. Что ж до Кelis, то как для столь шумного дебюта ее последующее пребывание в Большом Доме оказалась нарочито тихим и спокойным. Посему “Milkshake” с ее нового диска “Tasty” обнадеживает и является прекрасным доказательством того, что Кelis по-прежнему сильна.

Между тем, успех не дается просто никому, даже Кelis. Продажи “дебютного” Kaleidoscope, высоко оцененного критиками, оказались на удивление низкими – не достигли “золотой” отметки, и истощенная и слегка ошарашенная мадемуазель принялась за второй альбом. Слишком очевидные творческие разногласия поставили жирную точку в подпорченных продажами отношениях Кelis и Virgin – “Wanderland”, второй альбом,  не издавался в Штатах (а вот в Европе вышел-таки).

Осенью 2001 Кelis выглядела явно расстроенной и уставшей. Втянутая в судебные разбирательства с Virgin, она начала думать о том, куда еще, кроме музыки, она может направить свою энергию и жажду творчества. Подумала, подумала и выдала на-гора персональную коллекцию аксессуаров, которую немедля загребли главные модные барыги Нью-Йорка – Henri Bendel, Patricia Field и Jeffrey. Пока музыка самой Кelis была поставлена на паузу, туфли и ботинки ее работы топтали танцполы клубов. Успевала она и песни сочинять – для альбома P.Diddy, и  в паре-тройке чужих проектов участвовать – Roger Sanchez, TimoMaas и Mondo Grosso были рады слышать ее в своих треках. В 2002 году ей довелось выступить ведущей на церемонии DanceStar USA Awards.

Будучи признанной в новой роли, Кelis избегала людей: “Тогда я была не в состоянии тусоваться. Мне казалось, что все это дерьмо – карьера, любовь, светская жизнь – мне не по силам”. А однажды кто-то из друзей закинул ей журнал с интервью Nas'a: “Мой приятель сказал, что слова Nas'a – словно цитаты из моих рассуждений. Я прочитала статью и прозрела… Мне казалось, что я читаю свои мысли. Тогда-то я поняла, насколько все серьезно”.

Сейчас у нее с любовью все в порядке, но были времена и прямо противоположные. Кроме неудачи с продажами, “Wanderland” у Кelis связан с душевными ранами. Вспоминая  о своих отношениях с Фареллом Вильямсом (тем самым татуированным красавцем из The Neptunes), она с грустью говорит: “Тогда я была уверена, что все парни – лжецы, циничные, грязные и похабные. Хотя Фарелл был одним из тех, кто считал Nas'а лучшей кандидатурой для меня. И, слава Богу, он оказался прав”. Несмотря на то, что и в “Tasty” есть достаточно агрессивные вещи (например, “Trick Me”), альбом достаточно явно демонстрирует, насколько комфортно  Кelis себя ощущает с вновь обретенной эмоциональной и творческой свободой. “У меня прежде не было абсолютно моего альбома, - объясняет она. – Wanderland был очень личным, но он принадлежал целой группе людей – мне, The Neptunes и менеджеру лейбла Робу Волкеру.  А для “Tasty” (вышедшего на Arista) я действительно сделала все сама – Фарелл и Чед занимались своими делами и не лезли в мои. Это было супер. Я вновь могла быть самой собой, не было ни ограничений, ни правил, отчего становилось еще интересней работать. Слишком долгое сотрудничество – словно костыли, постоянные “сделай так”, “спой этак”, привыкаешь вмешиваться в работу друг друга…”

Фарелл со своей стороны гордится Кelis: “Она очень внимательна и прекрасно понимает, когда и как должен звучать ее голос. С ней безумно легко работать”.

Неугомонная Кelis не желает возвращаться на Virgin, она садится на телефон и ищет другие варианты: “За эти годы у меня появилось много друзей, которых я действительно уважаю. Сейчас я смотрю на них с позиции совместных проектов: будет ли кто-то со мной работать, сможем ли мы сделать реально сильную вещь, и кто, в конце концов, подпишет меня на свой лейбл”. Хочется верить, что усилия Кelis обретут достойный ее результат, как это произошло в истории ее отношений  с Nas'ом.

Когда они только начинали встречаться, Кelis жила буквально в нескольких кварталах от своего родного гетто, у Nas'a была квартира в фешенебельном районе Sutton Place на Манхеттене. “Это была настоящая холостяцкая берлога,  - с улыбкой вспоминает Кelis. – Бежевые стены, диван, телевизор – и все. Мы сидели вдвоем на диване и говорили, что нам обоим это жилище надоело”. Очень скоро Nas перебрался жить к Кelis, в район, где поход за молоком в соседний дом превращался для него в двухчасовую пресс-конференцию на улице с раздачей автографов -  люди были настолько рады видеть его без охраны, без толпы жополизов. Да и самому артисту это было в диковинку, до встречи с Кelis не было никого, кто мог сказать: “Nas, сгоняй за молоком”. Он не перестает радоваться тому, что их с Кelis пути пересеклись: “Она – самый скромный человек в моей жизни, никаких понтов, я и надеяться не смел, что встречу такую девушку. Я и сам не очень задаюсь, но вокруг постоянно крутятся толпы неискренних, завистливых и просто неприятных людей, а увидишь Кelis – душа поет”.

Кelis ему вторит: “У нас самые нормальные, мирные отношения. Мы провели прекрасный год, за который успели прикипеть друг к другу. Мы – одно целое, и нам хорошо вместе”.

Задумавшись на мгновенье, она продолжает: “Потребовалось некоторое время, прежде чем мы осознали, как это невероятно. Nas много пережил за последнее время, не так давно он потерял мать, которая значила для него очень много. Лучшее, что я могла сделать для него – не нависать, не крутиться вокруг него. Бывало, он позвонит, а я в это время катаюсь на роликах, тогда я спокойно говорила, что перезвоню ему позже. У меня была и своя жизнь. Даже решение жить вместе было принято с его подачи, как и идея с женитьбой -  я никогда на него не давила, не заставляла что-либо делать. Все происходило естественным образом – медленно, постепенно – однажды мы остались вдвоем и поняли, что нам так лучше”.

Медленно, но верно, как говорится. Nas не очень долго решал, стоит ли ему связать свою дальнейшую жизнь с Кelis, и в канун рождества 2002 года сделал ей предложение. “В лучших традициях нашей семьи в тот вечер дом моей матери был полон гостей - многочисленная родня, друзья, бывшие одноклассники, - рассказывает Кelis. – Естественно, я привела и Nas'a – где еще, как ни на такой вот вечеринке, он мог бы узнать меня лучше”. Пока гости собирались в гостиной, Nas увел Кelis в одну из комнат и подарил кольцо. “Он не стал превращать это в фарс, просто подарил мне кольцо и свое сердце, лишь через какое-то время он позволил мне поделиться столь прекрасной новостью с моими подругами. Да уж, все произошло намного быстрее, чем я могла предположить. Отсюда мораль: вы не можете заставить человека (мужчину) сделать что-либо – если он собирается это сделать на самом деле, то обязательно сделает”.

Nas считает Кelis своим лучшим другом и уверен, что свадьба  - правильное и действительно разумное в их совместной истории решение.

Парочка мало думает о дне сегодняшнем, их мысли бегут вперед – к будущему. Вот и домик уже приобрели в окрестностях Атланты. Кelis рассказывает, что их  ближайшие соседи – олени да ящерицы. “Представьте себе, просыпаюсь утром – а на окне сидит милейшая ящерица”, - она пытается изобразить глаза удивленного пресмыкающегося, увидавшего поутру Кelis, и заливается хохотом.

“Сразу после Рождества я провела три месяца в нашем новом доме в гордом одиночестве. Nas отправился в тур, дом был пуст, ни мебели, ни людей, ничего абсолютно. В такой ситуации приходишь к выводу: если тебе скучно с самим собой, вряд ли найдется кто-то, кому ты можешь быть интересен. В свое время мне довелось обзавестись плотным панцирем, в который пряталась моя душа, но теперь – благодаря всем этим чудесным событиям – мне он больше не нужен, и это так прекрасно!”



 
Счетчики

 
   
 

© 2006-2011. All Rights Reserved.